18:51 

Рабы любви и дракон, пожирающий свой хвост.

Рабы любви и дракон, пожирающий свой хвост.

В первом романе поттерианы Том Реддл, по псевдониму Волдеморт, пытается завладеть Философским камнем, ради чего сначала грабит банк Гринготтс, а затем, следуя по пятам за Дамблдором, проникает в Хогвардс, где вновь сталкивается с Поттером. Зачем бессмертному Волдеморту Фил/Камень в первом романе, если в четвертом есть чан? И даже чан не понадобился, чтобы обзавестись рудиментарным тельцем! Эликсир из первого романа очень бы пригодился рудиментарному Волду из четвертого, но тогда события ГПиФК должны следовать после ГПиКО.
- Зачем бессмертному бестелесному Тому Реддлу Философский камень, если есть "хорошо известная магия" варки в чане?
- Почему известен рецепт изготовления Философского камня, но не известен рецепт Эликсира жизни?
- Почему, обладая Философским камнем, Дамблдор не спас Квирелла?
- Что подумал Гарри, когда услышал слово гомик?

Чтобы ответить на эти вопросы, придется пересмотреть сюжет романа, с которого началась эпоха поттеромании. К нему необходимо отнестись со всей тщательностью и осторожностью, дабы попыткой увязать выявляемые противоречия не испортить трогательную атмосферу сказки. Ведь одно дело их объяснить, а другое - внести поправки в текст с сохранением общей идеи. Летописица всячески отказывается от корректирующей работы, хотя многие более именитые авторы вносили многократные изменения в свои произведения. Когда поттериана подвергнется подобной участи предугадать невозможно, а пока что оплачиваемыми перьями с Поттермории и самостийными поклонниками выдуманного волшебного мира формируется постканон, способный в дальнейшем повлечь ожидаемые исправления.

Не Том Реддл замочил Николаса Фламеля при погоне за Философским камнем - в качестве груши для битья был использован банк Гринготтс - а Альбус Дамблдор восполнил недостаток жертв на начальном этапе поттерианы. Из гуманности пощаженному невинному персонажу, который даже ни разу не засветился в событиях, в последних главах все равно выносится приговор, дабы человеческую природу не нарушал. Очень мужественное решение для людей, но речь-то идет о волшебниках, у которых возраст зависит от внутреннего субъективного настроя (Дамбу было "около 150" и играть "в ящик" он все еще не собирался).

Недостаток известных средств заставляет выдумывать новые. После того как Волдеморту не удалось завладеть легендарным Философским камнем, через 2 романа обнаружилось "хорошо известное зелье". Значит, долголетие доступно любому фермеру без специального образования, иначе почему мало кто интересуется гениями алхимии и воплотителями давней мечты человечества - загибающимися Фламелями? Эта доступность оказалась решающей и для подростка с любовными отклонениями: в возрасте 15 лет Том Реддл выбирает метод расщепления душевного ядра для достижения бессмертия, а не уникальную алхимическую технологию. Но именно Камень послужил сюжетом для первого романа поттерианы, а не чан для воспроизводства из четвертого - в канонической композиции поттерианы себестоимость охоты за Камнем в Хогвардсе оказалась ниже, чем ванна с кровью врага на кладбище. Опять придется ссылаться на неаккуратность летописицы с подготовкой к изданию канона? То бишь, сюжет всей эпопеи формировался одновременно с публикованием - явная же нелепица с мотивацией персонажей, хотя и оправданная с точки зрения привлечения читательской аудитории.

Обвинения, казалось бы, удастся избежать, если предположить, что охоркруксивание "обесмерчивает" носителя расщепленной души на срок, отведенный небесными песочными часами, но с мутацией организма. В таком случае Тому Реддлу Философский камень мог понадобиться для сохранения и укрепления тела - вместилища оставшейся души. Но канон этот вариант отвергает: Том Реддл бросается в охоту за Камнем после того, как развоплотился, а не в пору максимальной своей популярности и активности последователей; канонически, события ГПиФК должны были бы происходить после ГПиКО.

Выписка.
[quote]Рецепт изготовления Философского камня испанского мыслителя Раймонда Луллия (ХIII-XIVв), повторенный английским алхимиком Джорджем Рипли (XVв) в книге "12 врат" и списанный из "Алхимия" Рабиновича В.:
"Чтобы изготовить эликсир мудрецов, или философский камень, возьми, сын мой, философской ртути и накаливай, пока она не превратится в зеленого льва. После этого прокаливай сильнее, и она превратится в красного льва. Дигерируй этого красного льва на песчаной бане с кислым виноградным спиртом, выпари жидкость, и ртуть превратится в камедеобразное вещество, которое можно резать ножом. Положи его в обмазанную глиной реторту и не спеша дистиллируй. Собери отдельно жидкости различной природы, которые появятся при этом. Ты получишь безвкусную флегму, спирт и красные капли. Киммерийские тени покроют реторту свом темным одеялом, и ты найдешь внутри нее истинного дракона, потому что он пожирает свой хвост. Возьми этого черного дракона, разотри на камне и прикоснись к нему раскаленным углем. Он загорится и, приняв вскоре великолепный лимонный цвет, вновь воспроизведет зеленого льва. Сделай так, чтобы он пожрал свой хвост, и снова дистиллируй продукт. Наконец, мой сын, тщательно ректифицируй, и ты увидишь появление горючей воды и человеческой крови". (Жан-Батист Андре Дюма, 1837, c30) Конец цитаты.[/quote]

Предположив, что Эликсир бесконечно продлевает жизнь без учета такого нюанса, как смена формы жизни с духовной на телесную, заключаем, что летописица в первый раз за поттериану заимствовала сюжет, не шибко задумываясь о последствиях. Зачем камень Волду? Волдеморт жив, бессмертен, лишь физического тела лишился, для воссоздания которого Фил/Камень без знания техники применения бесполезен, да и очень опасно появляться в многолюдных местах. В четвертом романе автор тоже запоздало приходит к этому выводу: " у меня не было тела, а любое заклинание, которое могло мне помочь, требовало волшебной палочки." Предварительным ответом является фраза все в том же 4-ом романе: "Я не смог обеспечить себе вечную жизнь.." Летописица забыла, что Том Реддл алиас Волдеморт на момент ГПиФК уже бессмертен, хотя Дамблдор и подозревает, с кем имеет дело. Следовательно, события, проистекавшие в 4-ом романе, должны были совершиться в первом (хотя с другим посредником - Квиреллом): варка в котле по рецептам "хорошо известной магии". А действия первого следует переместить на те годы, когда Том Реддл серьезно озадачился бессмертием и приступил к исследованию вопроса; выходит, что события из ГПиФК происходили с другим лицом. Поскольку замысел обессмертиться окреп у Реддла к своему пятому учебному году (1942-43), когда он обзавелся первым крестражем (Перстнем), то о ранних учебных годах не Поттера, а Тома Реддла и следует просматривать летописи, описывающие визит Николаса Фламеля в гости к другу Альбусу Дамблдору и темные события, связанные с Философским камнем. А также на выпавшие из канона два темных скитальческих десятилетия подававшего надежды молодого человека приятной наружности. Кто-то явно подправил исторические хроники.. Лишь 15-летнему Тому Реддлу нужен был Фламель и изготовленный им артефакт, камень должен бы быть значительно доступнее для Лорда, иначе последующий замысел с крестражами и "хорошо известной магией" варки в чане подвисает в воздухе за счет своей специфичной стоимости. Предположив, что чужая жизнь для законченного социопата не ценнее пыли с сандалий, заключаем, что подросток не долго колебался, и все дальнейшие изыскания заканчивались трупами.

Для поиска ответов и проверки предварительных выводов обратимся к широкоизвестной теории заговора "БИ Альбуса Дамблдора", авторы которой тоже пытались увязать множество нелепостей, объясняя заговором директора, по которому Гарри Поттера натаскивали, как щенка, на бессильной бестелесной груше, забывая, что о хоркруксах Дамб догадался лишь к концу пятого романа ГПиОФ; соблазн "Убей ребенка" именно в нем и выдвигается. Покончить с детской проблемой Дамби не решается, хотя обладал всеми необходимыми средствами для исцеления от чужеродных примесей, и предоставляет право выбора нанайским мальчикам, в надежде, что иллюзии, вложенные в Поттера, одолеют созревшее откровенное зло. Никаких запасных вариантов, и свершилось по задуманному.

Авторы БИ на первое место нелепостей первой книги поставили вопрос: "Зачем вообще нужно спасать философский камень, если его потом уничтожают?" Понятно зачем камень Фламелю, а потом Дамбу, но зачем он повзрослевшему бессмертному Волдеморту, которому только и оставалось что нырнуть в чан - авторы не ответили. Может, камень нужен совсем не этим волшебникам, а любителю несвоевременно брать артефакты на "исследования"? Авторы БИ не подумали, зачем подставлять детей, а не Азкабан, рисковать школой и местом директора, камень под Игру, если бы о нем никто не знал (план окружен тайной). Игра могла осуществляться исключительно с ведома заинтересованной общественности - как иначе выманить злодея из логова? То есть авторы БИ не учли не только временной фактор, но и легенду (откуда бы год отсутствующий Квирелл мог бы знать о подготовке школы к хранению артефакта? С ним еще предстояло проводить собеседование; но и всякая тварь из Запретного леса знает, что хранится в Хогвардсе).

Оригинально и наивно найдено оправдание для избавления от друга Фламеля и плода всей его научной деятельности: "Согласно нашей рабочей гипотезы, камень больше не нужен Фламелу, который готов умереть и рассматривает смерть как не более чем интересное приключение. Тем более что ему на будущий год стукнет 666.. нехорошее какое-то число. И вот Фламел, приготовив достаточно эликсира, чтобы успеть привести в порядок свои дела, отдает камень старому другу Дамблдору – пусть использует в Игре, если надо."

Что из того, что однажды придет 666-летие? За ним последуют 667ми, 999ти и т.д., ведь волшебники не собираются прощаться с жизнями к приуроченным датам, если, правда, в дело не вмешивается добрый друг.. В Игре достаточно сплетни, что камень в Хоге, чтобы приманить Волдеморта. А, значит, Роулинг декларирует ценность человеческой жизни, изводя со света известных волшебников. Ради идеи бесценности абстрактной человеческой жизни, конкретные Фламели, "измученные Нарзаном", разрушают бесценное сокровище волшебной цивилизации и протягивают ноги навстречу новым приключениям. Так подается наивным детишкам, читающим легенды про героического Поттера. Но на самом деле..

Камень не достался ни Волду, ни Дамбу - пусть колотит то, что всучили. Настоящий камень по-прежнему пребывает у хозяина Фламеля, а к Дамбу с соответствующей помпой отправился дубликат в виде бесполезной стекляшки, который махинатор публично депонирует в сначала в банк, а потом прихватывает в школу - не смог отказаться от него и исследований, которые любит проводить несвоевременно. Фламель надул обоих недотеп, хотя предположение, что Дамб был соавтором подставы и фиктивной смерти четы Фламелей или только супруги Перенеллы, в принципе, не противоречит замыслу: друзья же все-таки.

Но, что более вероятно и как показывает накопленный опыт, Фламель, заподозрив жену в измене, устроил так, что она, вновь ощутив прилив кипящей любви, ради любимого - профессора из британской школы волшебства - бросает своего надоевшего старого маразматика и сбегает из родной страны, чтобы отдаться вновь чувству всепобеждающей любви. Николасу и Ульфрику только того и надо - теперь они могут зажить размеренной жизнью состоявшихся людей. Снейпу дается указание присмотреть за Квиреллом, Хагриду - за стекляшкой, МакГонаголл - за детишками, а сами помолодевшие стариканы, вооружившись удочками, предались долгожданному любимому занятию - рыбалке без женщин.

Снейп, морща нос, подозрительно косился на Квирелла: что это от него несет женскими духами? МакГонаголл ни секунды не сомневалась - это средневековый женский аромат вперемешку с "Шанель №5", такое в Британии не нюхали со времен королевы Виктории, и открыто сочувствовала своей древней подруге. В Хоге сложились две противостоящих, но пассивных группировки преподавателей: мужчины против женщин. Вовлеченные в интригу молчали, наблюдая, как разрешится роман. Хагрид постепенно выдавал подсказки, приближая развязку, Квирелл с поддержкой со стороны Минервы боролся за любовь, а Снейп, как мог, сдерживал. В первом романе, таким образом, разыгрывается семейная драма, скрытая от всюду сующих носы озабоченных подростков, но используемых как активная шахматная фигура.

Супруга Николаса оставила своего мужа ради более молодого и еще на что-то способного волшебника из Британии и, в погоне за необходимым ей волшебным артефактом, дарящим бесконечную жизнь и привлекательность, с головой выдает себя. Она не раз видела, как муж готовит снадобье, бросилась вдогонку за своим эфемерным счастьем. Но на этот год пришелся и восход новой знаменитости в следственном деле: впервые распутывать конфликты подрядился Гарри Поттер: подозревая, что школе грозит страшная опасность, он разрушает все надежды Перенеллы и Квирелла. Глубоко задетая вероломством мужчин, леди вылетает из подвала Хогвардса с громким бессильным воплем: "Пи-ы!!" Мужчина не способен передать всю гамму переживаний в одно единственное слово, произносимое женщиной в пылу оскорбленного естества. Ее любовник сгорает в пылких объятиях героического, но несведущего в нюансах любви Поттера. Первоклашка Гарри, недоумевая, к кому относится обвинение, падает в обморок. Этот крик долго держался в его смутной памяти и изредка раздавался при оглушающих ударах. Детям еще рано говорить о сложностях взрослой жизни, и вы раньше времени не говорите, хорошо?

Рассказ был бы неполон, если не упомянуть без вести пропавшего, но упомянутого выше, бессмертного. Несчастный, покалеченный Том Реддл во время разыгравшейся драмы находился на излечении в пансионате "Албания" для альтернативноодаренных колдунов в полной изоляции и неведении, что его именем гуманоиды наставляют излишне активных детей в послушании. Лишь через пару лет его заберут под расписку, что сами будут давать змеиное молочко для сдерживания мозговой активности и сыворотку крови единорогов для поддержки тонуса. Поэтому и Снейп не узнал на Квирелле своего предводителя, и волшебные обитатели, включая сотрудников министерства, не убедились в возвращении в повседневность Темного Лорда - на темечке восседала мало кому известная колдунья. Все, что случилось между Гарри и Квиррелом - тайна, о которой знает вся школа, и "Пророк" напечатал пространную расплывчатую статью об очередном инциденте в школе, при котором погиб профессор. Из прослушанных многократно пересказов трио - прямых участников событий - почерпнул информацию о гарриковской защите влачащий жалкое существование будущий преданный слуга - через два года эти сведения послужат ему оправданием и лягут в основу кладбищенского кровавого плана по вызволению из заточения, при котором Гарри Поттер впервые пересечется с Сами-Знаете-Кем.

Под конец ГПиФК летописица устами престарелого лукавого рыболова увещевает: "Знаешь, камень и в самом деле не такая уж ценная штука. Иметь столько денег и столько лет жизни, сколько захочешь! Этого попросил бы для себя любой человек — беда в том, что люди всегда хотят именно того, что для них наиболее губительно." Любопытно, дополнительный год к своей старческой жизни, глядя в глаза беззаветно влюбленного поклонника, готового ради нее на необдуманные поступки, она тоже для себя посчитает губительным? Воспитанные на поттериане детишки не дадут ей сделать неправильный выбор.

"Когда кто-то любит тебя так сильно, он, даже после своей смерти, защищает тебя своей любовью. Эта любовь пропитала все твое существо. И поэтому Белка, полный ненависти, зависти, злобы, разделивший свою душу с Вольдемортом, не мог прикоснуться к тебе. Для него это было смертельно — дотронуться до чего-то настолько хорошего." (Дамб. ГПиФК) Дамб, как всегда, слукавил: душу с Вольдемортом разделил Гарри Поттер, Квирелл нес на себе возлюбленную, после смерти любовь хранит избранных.

Перенелла получила от Дамба камушек, за которым охотилась целый год, но обладание не прибавило годов и молодости - сколько бы раз она не повторяла рецепт изготовления Эликсира, из простой стекляшки получить его невозможно. И да - на 665 году жизни она изведала еще одно приключение - смерть.

Любовь разжигает в организме буйство химических реакций, как в термоядерном реакторе, из-за нее благоразумные бесчинствуют, а жопоголовые облагораживаются. И нельзя сказать, что не переживший хоть раз вынос мозга, тот п-с. Нет, в поттериане есть опровергающие примеры Дамблдора и Сами-Знаете-Кого, с переменным успехом спекулирующие на буйстве чужих химических превращений. "Есть что вспомнить, да нельзя детям рассказать".

С учетом всего вышенаписанного, в раннюю гипотезу, что Волдеморт сам носил в себе кусок от щедрой гарриковской души, полученной при пролете сквозь Гарри Поттера при схватке за Камень, вносится небольшая корректировка: неслучайным куском души ребенка Том Реддл обзавелся в Годриковой Лощине при памятном ударе Авадой в медный лоб - младенец получил шрам, а злодей во время вспышки получил искру любви, засевшей где-то глубоко в бездне черной души злодея. И теория уничтожения крестражей ядом василиска остается в силе: крестражу "Поттер" после разрешения фламелевской драмы осталось жить один год.

Эта история родилась с целью устранить выявленный ляп в мотивации главного злодея, по писанию, бессмертного. Автор не претендует на завершенность или соответствие излагаемого произошедшим событиям - что было на самом деле, не знает, пожалуй, никто. Даже летописица, которой события преподносили предвзято, в зависимости от того, кто стоял за спиной. Кто возьмется отстаивать канон, в котором неуверенный в успехе предпринятых манипуляций со своей душой и убийствами гуманоидов Том Реддл охотится за Фил/камнем, чтобы воспрянуть телом на основе преобразующей функции - реакции превращения души в тело, как свинца в золото? Для них еще пара абзацев.
Ох, как бы хотелось хоть один разок увидеть в каноне полученное с помощью Философского камня золото, но нету его. Золото вообще не признается, если оно не гоблинское: как ни копируй золотые изделия, эксперты из банка не поставят клеймо. Может, и с душою или телом, полученными методом волшебной алхимической манипуляции, а не прозаически-маггловской, произойдет то же самое? Клеймо качества не осмелится поставить ни один специалист по человеческой природе, сколько бы ни щупал, ни пытал? Николас с супругою исчерпали волевой ресурс к 666-летию, и, поведясь на посулы "доброго друга" новых приключений после своей физической смерти, перестали употреблять Эликсир жизни, хотя могли бы на период действия проклятия на должность преподавателя ЗОТИ поучаствовать в укреплении волшебной резервации в обмен на новые стимулы.

Ограниченный ресурс симбиоза душа-тело отведен и при технологии охоркруксивания: душа тоже подвержена старению и износу - своевременно небесные песочные часы обозначат конец привычному пребыванию "души a la Rowling" в Подлунном мире, пусть даже и расщепленной по нескольким "якорям". Однажды щелк - и все, пиши пропало. Расщепенцу скажут, что "смерть - это всего лишь очередное приключение", намекая, что "пора и честь знать". Об этом читателям, за неимением авторитетного свидетельства Гермионы, завладевшей учебником из школьной библиотеки, приходится только гадать и ориентироваться на доминирующую жизненную стратегию, начатую Дамблдором и продолженную Поттером: охоркруксенные своевременно изводятся со свету, приводя биографии волшебников в порядок: дата рождения - дата смерти.. В каноне нет ни одного выжившего владельца крестражей. Чего здесь больше: гуманизма или педантичного бездушия?
"Кажется, Думбльдор считал, что я вправе встретиться с Вольдемортом лицом к лицу, если смогу.." (Гарри в лазарете. ГПиФК)

@темы: Реконструкция, Рассуждение, Ляпы, ГПбезБИ

URL
   

Поттериана без БИ

главная